«Демократизация коммуникаций» – основной тренд европейской PR-индустрии

Интервью сайту sostav.ru

О том, что представляет собой европейский рынок PR­-услуг и чем он отличается от американского, каков потенциал российской PR-отрасли, и  с какими сложностями сталкиваются российские компании в Европе рассказал Люсьен Валлун (Lucien Vallun), региональный директор по Центральной и Восточной Европе сети Fleishman-Hillard Inc., признанной «Европейским PR-консультантом 2009/2010 года» по версии независимой компании The Holmes Group.

1. Как Вы можете охарактеризовать рынок PR-услуг в Европе? Что он из себя представляет? Чем европейский рынок  отличается, скажем,  от американского?

– Главное отличие, о котором мы можем говорить, касается не  самого рынка, а  объемов его роста. Европейский рынок в последнее время показывал более значительный рост в сравнении с американским. Офисы Fleishman-Hillard в Европе  в этом году показали самый лучший результат  за последнее время. Для других наших представительств, например в Соединенных Штатах, этот год был очень непростым – не будем забывать о  финансовой ситуации в американской экономике в целом. Поэтому если мы говорим о рынках, оперируя объемами развития в 2009 году, наши европейские подразделения, включая Центральную и Восточную Европу, показали лучшие результаты, чем  американские. Сферы, которые пострадали в меньшей степени,  – это, прежде всего, Digital. Этот сегмент развивается очень стремительными темпами, и пока активнее в США, чем в Европе. Как пример, рассмотрим наш офис в Вашингтоне, второй по размеру после штаб-квартиры в Сант-Луисе, практически половину дохода вашингтонского офиса составляет сфера Digital.

Главным фактором роста в последние годы в сети Fleishman-Hillard в Европе стала сфера Public Affairs (внешние связи). Если мы возьмем, к примеру, наш брюссельский офис, его доход за последние три года удвоился, главным образом, именно за счет Public Affairs. Другие виды PR, которые показали значительный рост в Европе,  – это PR в области  технологий, здравоохранения, корпоративные и внешние связи.  Я могу сказать, что европейский рынок, в целом, показал хорошие результаты  в 2009 году.

2. В чем особенность российского рынка PR­-услуг? Как вы оцениваете потенциал российской PR-отрасли?

Россия – это страна с большим потенциалом во многих областях, и связи с общественностью – не исключение. Россия – это страна с более 140 млн. населением, которое демонстрирует возрастающий год от года внутренний спрос.  С другой стороны, у России большой потенциал как у экспортера энергии и других видов сырья. Все больше российских компаний выходят на международный рынок, и я рад отметить, что в последнее время это не только  энергетические компании.

Со своей стороны, я очень рад стать частью команды Fleishman-Hillard Vanguard, который  демонстрирует одни из самых высоких показателей по сети.  Я полагаю, что у московского офиса есть все шансы стать управляющим центром работы региона Центральной и Восточной Европы Fleishman-Hillard.

3. Как повлиял кризис на развитие европейского рынка PR­-услуг? Какие сферы пострадали больше всего, какие нет?

Финансовый кризис заставил бизнесменов задуматься об  эффективности вложений, они стали стремиться получить больше выгоды из потраченных средств. Одна из последних тенденций, которую я хотел бы отметить,  – это рост бюджетов в сфере PR. Так, если вы посмотрите на мировые рекламно-коммуникационные холдинги, такие как WPP, Omnicom, Publicis, вы увидите, что рекламные агентства показали небольшой рост в прошлом году, либо вообще его не продемонстрировали. Связи с общественностью, хоть и были также задеты финансовым кризисом, но, в целом, показали неплохие результаты. Я думаю, что участники рынка сейчас очень заинтересованы в специалистах по коммуникациям, рассматривая PR как стратегический инструмент.

4. Что вы можете сказать об имидже российских компаний в Европе?  По вашему мнению, с какими сложностями сталкиваются российские компании чаще всего? Как этих трудностей можно избежать?

Главные сложности для российских компаний сосредоточены в соблюдении принципов прозрачности и открытости. Когда российские компании выходят на зарубежный рынок,  они сталкиваются с рядом  проблем. Во-первых, они практически неизвестны за рубежом, они могут быть достаточно крупными игроками в России, но на Западе их никто не знает. Отсюда вытекает вторая сложность –  им необходимо соответствующим образом выстраивать информационную работу, что может стать сложной задачей.  Компании должны иметь  довольно агрессивную проактивную внешнюю политику, они должны очень  активно продвигать себя. И наконец, когда российские компании выходят на зарубежные рынки,  – это шаг, после которого нельзя отступать обратно, так как вернуться вновь в Европу может быть практически невозможно.

5. Какие задачи стоят перед финансовыми коммуникациями? Каково различие в финансовых коммуникациях европейских, российских компаний?

Европейские компании раскрывают свои финансовые результаты, потому что финансовые СМИ (это и печатная пресса,  и радио, и ТВ, например такой канал, как СNBC) в Европе высоко развиты, и  финансовая аудитория становится очень важной аудиторией компаний. Сейчас в России данный вид коммуникаций стремительно развивается. Российская финансовая аудитория, возможно, не так требовательна, как европейская, но и у нее есть свои ожидания. Финансовые коммуникации здесь начинают выходить за рамки своих прежних позиций и перестают в нечто большее. По мере экономического роста в данной стране востребованность финансовых коммуникаций станет такой же высокой, как и во всех европейских странах. Отличием будет, пожалуй,  только количество финансовых СМИ – в России конкуренция между ними будет слабее, их не будет так много, как в Европе, но всё же у них будет очень важная аудитория.

6. В чем особенность цифровых технологий? Если брать европейский рынок, где они развиты, по Вашему мнению, лучше всего?

Мне кажется интересной вот какая мысль:  дело не только в самих цифровых технологиях, а еще и в том, что нам приходится общаться  на языке цифровых технологий, как специалистам по коммуникациям. Благодаря появлению таких источников, как   YouTube,  Facebook,  Twitter, информация путешествует с невероятной скоростью. Взять  хотя бы недавно произошедший случай – аварию в туннеле под Ла-Маншем. Помните? Интересно, что общественности стало известно об этом, так как несколько  пассажиров написали о происшествии в своих блогах в Twitter.

Как же быть нам, PR-агентствам? Мы ощущаем невероятное давление,  так как, являясь консалтинговой компанией высокого класса, мы должны быть всегда наготове и в состоянии  распространить информацию настолько быстро, насколько это возможно.   Сейчас становится очевидно, что такие источники, как YouTube,  Facebook,  Twitter стали полноправной частью комплекса СМИ. Эти новые СМИ вскоре станут нормальным источником информации для традиционных медиа. Это тренд, который   я называю «демократизацией коммуникаций»: сегодня  коммуникации раскрывают свои двери всем,  и обычные люди вроде меня и вас, смогут внезапно оказать существенное влияние на ход событий.

http://www.sostav.ru/news/2010/03/16/spr1/